The Digital Evolution of Socially Oriented Nonprofit Organizations in the Context of COVID-19
Table of contents
Share
Metrics
The Digital Evolution of Socially Oriented Nonprofit Organizations in the Context of COVID-19
Annotation
PII
S086904990014622-6-1
DOI
10.31857/S086904990014622-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Varvara Kulkova 
Occupation: Professor
Affiliation: Kazan State Power Engineering University
Address: Kazan, apt 121 36 Fucik st
Edition
Pages
88-100
Abstract

 In the modern digital reality, there is an industry divergence of involvement in digital evolution, and the conditions for the spread of COVID-19 are positioned as external trigger factors for activating the passage of digital evolution. How the conditions of the pandemic changed the involvement of non-profit sector organisations in digital transformation is an urgent question that requires research, presented in this article. The purpose of the study is to describe the involvement of SO NPOs in digital evolution in a pandemic, highlighting the stage of development. Research methods: secondary analysis of the obtained results of exploratory research by the method of unstructured interviews, supplementing their interpretation with the provisions of the concept of "digital evolution"; questionnaire survey of SO NPO leaders and experts (N = 56) on the perception of the crisis and evolution. Research results. Revealed: firstly, the digital evolution of SO NPO service is identified with the stage of networkization; secondly, in the context of the pandemic, the online practice of organisations in the non-profit sector has not changed, and 25% of SO NPOs have increased; Thirdly, the activation of the digital evolution of SO NPOs in the context of a pandemic, which works to verify the positioning of the conditions of the "crisis of 2020" as a trigger factor for digital evolution.

Keywords
non-profit sector, non-profit organisations in the service sector, digital transformation, digitalization, pandemic, covid-19
Received
12.04.2021
Date of publication
27.06.2021
Number of purchasers
2
Views
92
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 В современных зарубежных практиках непрямого государственного управления и новой благотворительности некоммерческие организации (НКО) стали ключевыми производителями социальных услуг [Salamon 2014]. Они интегрируются в современную цифровую реальность наряду с бизнесом, адаптируясь к динамике изменений цифровых технологий, структуры рынка, и отвечая потребностям клиентов [Shafiee Nahrkhalaji, Shafiee S, Shafiee M, Hvam 2018].
2 В видовой структуре некоммерческих организаций Российской федерации выделен самостоятельный тип НКО – социально ориентированные некоммерческие организации (СО НКО). Они функционируют как негосударственные поставщики социальных услуг в сферах здравоохранения, образования, социального обслуживания, физкультуры и спорта. Последнее десятилетие для таких НКО активно вводят меры государственной поддержки с целью развития рынка социальных услуг.
3 Общеизвестно, что в 2020 году в условиях пандемии некоммерческие организации (НКО), как и все хозяйствующие субъекты, столкнулись с новыми вызовами. В частности, произошло секвестирование региональных бюджетных средств государственной поддержки СО НКО в виде субсидий с переориентацией на другие финансовые инструменты по приоритетным направлениям (выделение безвозвратных целевых единоразовых выплат, льготные кредиты и ссуды, софинансирование заработной платы сотрудников и т.д.). Сократилось количество конкурсов для некоммерческого сектора, а деятельность СО НКО была приостановлена в связи с резким ухудшением санитарно-эпидемиологической обстановки в апреле 2020 года [Кулькова, Сабирова 2020]. Вместе с тем в условиях «кризиса 2020» в РФ началась акция взаимопомощи #МыВместе, которую активно поддержали и в субъектах РФ. Она прошла успешно благодаря использованию цифровых сервисов [Кулькова, Сабирова 2020]. Пандемия для российского некоммерческого сектора стали импульсом к развитию практик взаимопомощи, межсекторного социального партнерства (государства-бизнеса-НКО-население), консолидации некоммерческого сектора в образовании коалиций и переводу деятельности ряда СО НКО в online-режим [Кулькова 2020]. В сложившейся ситуации вовлеченность в цифровую эволюцию для организаций третьего сектора, с одной стороны, становится детерминантным фактором, который определяет перспективы развития и конкурентные позиции НКО в будущем, и, с другой стороны, раскрывает потенциальные направления для государственной поддержки некоммерческого сектора на федеральном и субфедеральном уровнях власти. Справедливости ради отметим, что и до пандемии региональные некоммерческие организации проводили проекты по активизации гражданских инициатив1 на цифровых платформах2 с использованием социальных сетей, чтобы снизить трансакционные издержки, одновременно увеличив охват и масштаб проектов. Так, с 2015 года в Республике Татарстан (РТ) стартовал проект «Карта инициатив», который функционирует как краудфандинговая платформа и коммуникационная площадка стейкхолдеров (государства, бизнеса, НКО, активных граждан) по обсуждению инициатив3. Его сейчас выполняет Региональное общественное движение РТ «Наше дело», Данная тенденция соответствует современным трендам «цифровой эволюции».
1. Барс, поедающий эчпочмаки, и краундфандинг: как проект «Карта инициатив» помогает реализовывать идеи татарстанцев [электронный ресурс] - URL: >>>> (дата обращения: 2.04.2021).

2. Карта инициатив [электронный ресурс] - URL: https://tatar.kartainiciativ.ru/ (дата обращения: 2.04.2021).

3. Перезапустился сайт  >>>> [электронный ресурс] - URL: >>>> (дата обращения: 2.04.2021).
4 До начала пандемии Фонд доноров провел первое исследование вовлеченности российских благотворительных организаций в цифровую трансформацию методом онлайн опроса4. Его результаты показали, что 84% НКО используют базовые цифровые сервисы, а 4% успешно прошли цифровую трансформацию.
4. Russia's first study of the involvement of Russian charitable organizations in digital transformation. Available online: https://www.donorsforum.ru/wp-content/uploads/2020/03/TSifrovizatsiya-NKO_infografika.pdf 
5 В целом вопрос о том, как пандемия поменяла вовлеченность СО НКО в цифровую трансформацию можно назвать актуальным и требующим исследования, в связи с чем цель данной работы – описать вовлеченность СО НКО РТ в цифровую эволюцию в условиях пандемии, выделив этап развития.
6 Цифровая эволюция некоммерческих организаций:
7 подходы и проблемы в теории и на практике
8 Современная цифровая реальность, сформированная в результате четвертой промышленной революции, пронизана информационными технологиями различного уровня. Они проникли во все сферы социально-экономической деятельности и поменяли общественное сознание, клиентские предпочтения, взаимодействия между партнерами и конкурентами, что привело к изменению миропорядка в целом. Наблюдаемое состояние цифровой реальности – результат непрерывного последовательного процесса прогрессивных изменений, который мы обозначаем как цифровая эволюция.
9 Формирование цифровой реальности закономерно сопровождается появлением новых понятий – цифровая экономика, цифровизация, цифровая трансформация, цифровая зрелость и т.д. – которые еще не получили общепризнанных трактовок. Отсутствие терминологической определенности обусловлено в том числе многоаспектным, многоуровневым и прикладным характером процессов формирования цифровой реальности, который вызывает исследовательский интерес представителей различных наук. Объективно есть необходимость развивать современные научные представления о цифровой реальности в парадигме междисциплинарности, в понимании которой мы разделяем подход исследователей [Григорьева, Чубарова 2020].
10 В рамках междисциплинарной парадигмы привлекают внимание исследования «цифровой эволюции», которые проводили социологи, политологи и экономисты, начиная с концепций информационно-компьютерной революции Э. Тоффлера [Тоффлер 2010] и развития информационного общества под воздействием цифровизации Д. Белла [Bell 1973]. В трудах М. Кастельса [Castells 1992, 2009] цифровая реальность исследуется, начиная с трансформации общественных отношений под воздействием Интернета и заканчивая сетевых сообществом. Оно характеризуется социальной структурой, которая выстраивается вокруг сетей, информации и коммуникационных технологий. В организационном аспекте в сетевом обществе формируется модель сетевого предприятия, которое представляет собой интеграцию в одну сетевую структуру функциональных подразделений (структурных компонентов) различных фирм для реализации проектов. При формировании модели сетевого предприятия используют следующие ключевые стратегии: кооперация и связывания структур малого и среднего предпринимательства, построение стратегических альянсов в формате ассоциаций [Castells 2009]. Сетевые структуры взаимодействуют, используя цифровые каналы через сеть Интернет. Ю. Хабермас считает детерминантной характеристикой цифрового общества увеличение коммуникаций. Он акцентирует внимание на таких диспропорциях массовых коммуникаций в цифровом обществе, как монетизация повседневных практик, порождающая активизацию распространения дезинформации, ассиметричная структура коммуникаций, и фрагментация информации – сочетание chat rooms и объединения в сеть форумов (issue publics) [Habermas 1995]. Цифровизация рассматривается как «процесс получения определенного «знания», целенаправленно формируемого в контексте продвигаемой идеологии, политической конъюнктуры, интересов лидеров и политико-экономических групп» [Хабермас 2001].
11 В текущих условиях цифровой эволюции можно достигнуть терминологической определенности понятийно-категориального аппарата с помощью управленческого подхода. В управленческом аспекте в цифровой эволюции разделяют процессы цифровизации и цифровой трансформации. Так, цифровизация – это глубокое и расширенное применение цифровых технологий во всех сферах народного хозяйства [Mefferd 2017], а цифровая трансформация – это не только использование новых цифровых технологий (робототехника, искусственный интеллект, big data и т.д.), но также и комплексное преобразование продуктов и услуг, организационной структуры, стратегии развития организации, взаимодействий со стейкхолдерами (поставщиками, партнерами и клиентами и т.д.)5. Эксперты McKinsey&Company показывают, что для инициации цифровой трансформации организации необходим фактор-триггер из внешней среды [Кулагин, Сухарев, Мефферт 2020]. В отечественной научной школе подобным фактором-триггером6 можно считать условия «кризиса 2020».
5. PWC & SIEMENS PLM Software Alliance: A comprehensive approach to digital transformation manufacturing enterprises: ( https://www.pwc.ru/ru/publications/iot/transform-brochure-rus.pdf )

6. Аузан А.А. Экономика во время пандемии и после нее. Лекция ( >>>> )
12 Нами выделяются этапы «цифровой эволюции», которые позволяют разграничить понятия цифровизации и цифровой трансформации. Так, первым этапом выделена сетевизация – распространение сети электронных коммуникаций на основе базовых цифровых сервисов (социальные сети, рассылки облачные сервисы). Следующий этап – цифровизация, которая предусматривает использование инновационных цифровых технологий. Отдельно выделяется цифровая трансформация как интеграция технологий, стратегии, бизнес-модели с включением стейкхолдеров в единое платформенное решение с применением таких технологий, как цифровой двойник, автономный транспорт, умное производство, автономные финансы, работа на возобновляемых источниках энергии.
13 Самостоятельное место в междисциплинарной парадигме занимают исследования и практики цифровой эволюции в отраслевом аспекте, предметная область которых варьируется от диагностики цифровой зрелости отраслей в межотраслевой компаративистике [Кулагин, Сухарев, Мефферт 2020, 15] до развития цифровых экосистем в каждой из отраслей [Романова, Ильина, Рахматуллин 2015], [Kolmakov 2020], [Polyakova, Loginov, Strelnikov 2019], [Polyakova, Kolmakov, Pokamestov 2020], [Петрище 2020].
14 В исследовании зарубежных ученых [Shafiee Nahrkhalaji, Shafiee S, Shafiee M, Hvam 2018] дано обоснование необходимости цифровизации как фактора повышения конкурентоспособности НКО. Она стимулирует инновационный характер деятельности и помогает создать лучший клиентский опыт. Вместе с тем, в указанном исследовании выявлены ключевые вызовы цифровой трансформации НКО в зарубежных практиках. Во-первых, необходимо развивать новые способности и навыки работы с цифровыми технологиями. Во-вторых, возникают стратегические и операционные проблемы управления, связанные с потребностью в динамической адаптации стратегии, процессов и организационной культуры к быстрым изменениям деловой среды в цифровой реальности. Показано, что на процесс цифровой трансформации НКО определяющие воздействие оказывают высший орган управления НКО, руководитель, линейные менеджеры. Последнее указывает на важность корпоративного управления в направлении интеграции цифровой трансформации в стратегию развития НКО, что требует развития новых лидерских навыков по расширению использования цифровых технологий [Shafiee Nahrkhalaji, Shafiee S, Shafiee M, Hvam 2018]. В зарубежных практиках существует устойчивый тренд на исследования цифровых навыков благотворительных организаций7.
15 Трансформация некоммерческого сектора в цифровую эпоху выступала предметом исследований в отечественной науке [Вишнева 2019, Молчанов, Молчанова 2020]. При изучении цифровизации некоммерческого сектора [Вишнева 2019] сделана попытка представить модели, которые очерчивают эволюцию НКО в направлении их цифровизации. Однако одна модель просто обозначается как «первая – иерархическая», другие модели обозначаются как вторая и третья, без приведения существенных характеристик, что требует обобщений, конкретизации в дальнейшем исследовании. Как уже было указано выше, в Российской Федерации до пандемии Фонд доноров провел первое исследование вовлеченности российских благотворительных организаций в цифровую трансформацию8. Однако, на наш взгляд, его результаты формируют завышенные оценки уровня «цифровой зрелости» некоммерческого сектора относительного реальной ситуации и характерны для фондов как одной из организационно-правовой формы НКО. Данную особенность можно объяснить объектом исследования и вариацией видовой структуры организаций некоммерческого сектора в РФ. Так, оценка объекта исследования по типу респондента показывает, что в структуре респондентов в большей степени представлены различные фонды (частные фонды, фонды целевого капитала, фандрайзинговый фонд, фонд местного сообщества, корпоративный фонд) в соответствии с сущностью благотворительной организации. Между тем в видовой структуре НКО наибольший удельный вес приходится на общественные организации, автономные НКО, учреждения9, которые используют базовые цифровые сервисы. На более низкий уровень цифровой зрелости «типовых» НКО относительно фондов указывает факт существования СО НКО, у которых до сих пор нет сайтов, что подтверждает неоднородность некоммерческого сектора в РФ в цифровой эволюции. Вместе с тем, согласно результатам исследования Фонда доноров, существуют факторы-ограничители внедрения цифровых технологий в некоммерческих организациях. Участники исследования указали на такие барьеры, как недостаток необходимых навыков (цифровых компетенций) и кадров (указывают 76% респондентов), недостаток финансовых ресурсов (62%) и отсутствие адаптационной способности к динамичным изменениям рынка цифровых технологий (38% респондентов сообщили, что не успевают «за рынком цифровых технологий и возможностей») 10. Данная информация присутствует также в результатах зарубежных исследователей, которые проводили до пандемии [Shafiee Nahrkhalaji, Shafiee S, Shafiee M, Hvam 2018].
8. Russia's first study of the involvement of Russian charitable organizations in digital transformation (https://www.donorsforum.ru/wp-content/uploads/2020/03/TSifrovizatsiya-NKO_infografika.pdf)

9. Некоммерческий сектор: динамика развития [электронный ресурс] ( >>>> )

10. Russia's first study of the involvement of Russian charitable organizations in digital transformation ( https://www.donorsforum.ru/wp-content/uploads/2020/03/TSifrovizatsiya-NKO_infografika.pdf
16 Мы также затрагивали вопрос цифровой эволюции НКО в контексте трансформации общих практик деятельности НКО сферы услуг в условиях «кризиса 2020» в рамках полевого исследования экспертных оценок, полученных качественными методами [Кулькова 2020].
17 Цифровая эволюция некоммерческих организаций в условиях COVID-19 в экспертных оценках
18 Учитывая основные положения implementation research, которые раскрывают обусловленность успешности различных трансформационных процессов восприятием заинтересованных сторон, для оценки вовлеченности СО НКО сферы услуг в цифровую эволюцию в условиях пандемии необходимо получить экспертные оценки лидеров мнений некоммерческого сектора. Данная особенность стала причиной выбора определенных методов исследования.
19 На первом этапе в апреле 2020 года было проведено поисковое исследование методом неструктурированного интервью для верификации поставленной проблемы исследования, результаты которого уже подробно описаны в [Кулькова 2020]. Здесь предполагается провести вторичный анализ полученных результатов первого этапа, дополнив их интерпретацией положения концепции «цифровой эволюции».
20 На втором этапе октябрь 2020 года проведен анкетный опрос (N = 56) лидеров СО НКО, которые находятся на стадии зрелости жизненного цикла организации (СО НКО существует более 10 лет), и экспертов некоммерческого сектора. Исследование охватило 52 субъекта РФ. Выборка формировалась случайно, в нее попали лидеры СО НКО и эксперты третьего сектора РФ – участники вебинара, который проводили в дистанционном режиме. Была разработана анкета о восприятии «кризиса 2020» и цифровизации, на которую респонденты отвечали онлайн. Перед распространением анкеты им разъяснили понятия «цифровая эволюция». Респонденты из числа социальных предпринимателей вошли в отдельную выборку, и их исследовали самостоятельно. Обработка результатов анкетного опроса осуществлялась в программном продукте SPSS.
21 В представлении результатов исследования мы используем методы визуализации в форме линейчатой гистограммы.
22 В рамках первого этапа вторичный анализ полученных результатов нашего исследования показывает, что в кризисных условиях 2020 года традиционные СО НКО сферы услуг расширили использование базовых цифровых сервисов (социальные сети, электронные рассылки, облачные сервисы) для активизации коммуникаций, что характерно для этапа сетевизации. Верифицировать идентификацию СО НКО с этапом «цифровой эволюции» помогает выявленный в нашем исследовании тренд консолидации некоммерческого сектора и образования ассоциаций, которые усиливаются при использовании интернет-технологий, что находит обоснование в концепции сетевизации М. Кастеля [Castells 2009].
23 Согласно результатам проведенного исследования (рис. 1), эксперты не заметили влияния пандемии и онлайн-практик на деятельность СО НКО (48%). 26% респондентов рассказали о росте эффективности работы и 26% о ее снижении. Результаты опроса говорят об адаптационных способностях к условиям кризиса организаций третьего сектора на стадии зрелости жизненного цикла. Рост эффективности деятельности обусловлен проведением акций взаимопомощи с использованием цифровых платформ. Данную динамику можно отнести к позитивным эффектам от использования цифровых технологий.
24 Рис. 1. Воздействие пандемии и удаленного режима работы на деятельность СО НКО.
25 Figure 1. Impact of the pandemic and remote work (using online instruments) on the NPOs activity.
26

27 Эксперты солидарны в вопросе активизации цифровой эволюции СО НКО в условиях пандемии (рис.2), что помогает определить «кризис 2020» как фактор-триггер цифровой эволюции.
28 И Рис. 2. Оценка изменений цифровой эволюции в условиях пандемии
29 Figure 2. Assessing changes in digital evolution during the pandemic
30

31 Ответы респондентов-экспертов о видах используемых цифровых сервисов (рис.3) подтверждают вывод о синхронизации деятельности СО НКО с этапом сетевизации «цифровой эволюции», сделанный по результатам первого этапа представляемого исследования.
32 Так, как видно (рис.3), в деятельности СО НКО используют базовые цифровые сервисы для коммуникаций (99%) и информационного сопровождения деятельности (сайты организаций, электронные рассылки, страницы в социальных сетях), что также выполняет коммуникационную функцию. Менее половины СО НКО (45%) предоставляют услуги с помощью цифровых форматов. Использование цифровых форматов, имманентных процессу цифровой трансформации (технологии блокчейна, работа с большими данными, создание цифрового двойника организации), не характерны для деятельности СО НКО.
33 Рис.3. Цифровые форматы в деятельности СО НКО.
34 Figure 3. Digital formats usage in the NPOs activities.
35

36 Использование базовых цифровых сервисов в деятельности СО НКО говорит о формировании у лидеров и сотрудников СО НКО информационных навыков, вместе с тем свидетельствуя о недостатке цифровых навыков и компетенций у персонала третьего сектора. Таких сотрудников в вышеуказанных зарубежных и отечественных исследованиях рассматривают как проблему цифровой трансформации. Вместе с тем большинство экспертов считают, что онлайн-формат деятельности сформировал новые возможности для развития активизма (рис. 4). Данную динамику можно объяснить активизацией мер взаимопомощи, построению новых партнерских видов взаимодействия и предоставлению социальных услуг. Для их проведения НКО используют цифровые платформы, что мы расцениваем как положительный эффект воздействия цифровых технологий на деятельность СО НКО в контексте расширения их социального воздействия на местное сообщество и построения новых партнерств.
37 Рис. 4. Воздействие онлайн формата на активизм.
38 Figure 4. How the online format impacts activism.
39

40 Разделилась позиция респондентов по трансляции солидарной ответственности государства, организаций третьего сектора, медиаресурсов за борьбу с дезинформацией как издержек цифровой эволюции (рис. 5).
41 Рис. 5. Оценка ответственности за издержки цифровой эволюции.
42 Figure 5. Assessing responsibility for digital evolution costs.
43

44 То, как лидеры СО НКО оценили солидарную ответственность государства, НКО и медиаресурсов в борьбе с дезинформацией, можно посчитать следствием активизации взаимодействий между государством и СО НКО в рамках выстраивания межсекторного партнерства, которое соответствует международной повестке достижения целей устойчивого развития11.
11. Цели устойчивого развития. Организация объединенных наций. ( >>>> )
45 Заключение
46 В Российской Федерации существует тренд дивергенции включенности различных типов НКО в процесс цифровой эволюции. В отечественных исследованиях показано, что более продвинутый уровень цифровой зрелости характерен для благотворительных организаций. Согласно результатам проведенного нами исследования, цифровая эволюция традиционных СО НКО идентифицируется с этапом сетевизации. Данная тенденция обусловлена использованием в деятельности большинства СО НКО базовых цифровых сервисов для коммуникаций и информационного сопровождения деятельности. Тем не менее, предоставление услуг с использованием цифровых форматов характерно менее чем для половины СО НКО. Применение цифровых форматов, имманентных цифровой трансформации, не имеет широкого распространения в деятельности СО НКО. Таким образом, недостаток необходимых цифровых навыков и компетенций трудовых ресурсов некоммерческого сектора можно верифицировать как фактор-ограничитель цифровой эволюции СО НКО.
47 Установленное по результатам исследования позиционирование СО НКО на этапе сетевизации в цифровой эволюции говорит о практической значимости для экономики и управления народным хозяйством на микро- и макроуровнях.
48 На микроуровне значимость прослеживается в управлении деятельностью СО НКО. В частности, возникает понимание реального положения цифровой зрелости НКО, которое требует развития новых лидерских навыков управленцев СО НКО по продвижению цифровых форматов для стимулирования инновационной деятельности.
49 На макроуровне для перехода некоммерческих организаций на более высокие уровни рекомендуется при разработке мер государственной поддержки организовать обучение сотрудников и лидеров СО НКО продвинутым цифровым навыкам. Обучение можно проводить на базе Ресурсных центров СО НКО в субъектах РФ при участии институтов развития информационных технологий СО НКО (таких, как «Теплица социальных технологий»). Данная мера позволит повысить конкурентоспособность негосударственных поставщиков социальных услуг.
50 Эксперты демонстрируют солидарность по вопросу об активизации цифровой эволюции СО НКО в условиях пандемии. Таким образом, «кризис 2020» можно верифицировать как фактор-триггер цифровой эволюции. Выявлено, что в условиях пандемии и удаленной работы у большинства организаций некоммерческого сектора эффективность деятельности не изменилась. У трети СО НКО она повысилась, что можно объяснить активизацией взаимопомощи, а также партнерским взаимодействием с использованием цифровых платформ. В контексте последнего неудивительна оптимистичность оценок респондентов о том, что онлайн-формат деятельности СО НКО привел к новым возможностям для развития активизма. Данную тенденцию можно рассматривать как положительный эффект воздействия цифровых технологий на деятельность СО НКО и расширение их социального воздействия на местное сообщество.
51 Нивелирование дезинформации как негативного эффекта цифровой эволюции опрошенные видят как область солидарной ответственности государства, СО НКО, медиаресурсов, что является следствием установленного взаимодействия между государством и СО НКО в рамках механизма межсекторного партнерства.

References

1. Vishneva K.V. (2019) Cifrovizacija nekommercheskogo sektora [Digitalization of the non-profit sector]. Uchenye zapiski TOGU, № 4, рр. 49-52

2. Grigor'eva N.S., Chubarova T.V. (2020) Mezhdisciplinarnost' v teorii i na praktike: primery social'noj politiki [Interdisciplinarity in Theory and in Practice: an example of Social Policy]. Obshhestvennye nauki i sovremennost, №3, р.170 DOI:10.31857/S086904990010077-6

3. Kulagin V., Suharevskij A., Meffert Ju. (2020) Digital @ Scale: nastol'naja kniga po cifrovizacii biznesa [Digital @ Scale: The Handbook for Business Digitalization]. M.: Intellektual'naja Literatura.

4. Kul'kova V.Ju. (2020) Nekommercheskij sektor i gosudarstvennaja podderzhka nekommercheskih organizacij sfery uslug v RF v uslovijah «krizisa - 2020»[Non-profit sector and government support for non-profit organizations in the service sector in the Russian Federation in the context of the “Сrisis - 2020”]. Gosudarstvennoe upravlenie. Jelektronnyj vestnik, № 80, pp. 5-21 DOI:10.24411/2070-1381-2020-10061

5. Kul'kova V.Ju., Sabirova A.R. (2020) Dejatel'nost' nekommercheskih organizacij sfery uslug v Respublike Tatarstan v uslovijah COVID-19 [Activities of non-profit organizations in the service sector in the Republic of Tatarstan in the context of COVID-19]. Russian Journal of Management, № 4, pp. 171-175

6. Molchanov I.N., Molchanova N.P. (2020) Vlijanie cifrovizacii na upravlenie finansami social'no orientirovannyh nekommercheskih organizacij [Impact of digitalization on financial management of socially oriented non-profit organizations]. Voprosy upravlenija, № 6, pp. 40–58.

7. Petrishhe V.I. Ispol'zovanie SMI informacionno-psihologicheskogo vozdejstvija na auditoriju //Mediaissledovanija 2020 [The use of information and psychological influence on the audience by the media // Media Research 2020]/ Pod red. T.A. Semilet, I.V. Fotievoj. — Barnaul: izd-vo AltGU, 2020. Pp .224-229

8. Romanova A.I., Il'ina E.V. Rahmatullin A.I. (2015) Formirovanie i transformacija kapitala na rynke informacionnyh uslug v regional'noj jekonomike [Formation and transformation of capital in the information services market in the regional economy]. Vestnik jekonomiki, prava i sociologii, № 1, pp. 45-50.

9. Toffler Je (2010) Tret'ja volna [Third wave]. - M.: AST.

10. Habermas Ju. (2001) Moral'noe soznanie i kommunikativnoe dejstvie [Moral awareness and communicative action]. - SPb.: Nauka.

11. Bell D. (1973) The Coming of Post-industrial Society. A Venture in Social Forecasting. N.Y.: Basic Books, Inc.

12. Castells M. (1992) The Informational City: Economic Restructuring and Urban Development. Wiley-Blackwell.

13. Castells M. (2009) The Rise of the Network Society. Information Age, vol. 1; 2nd Edition with a New Preface edition. Wiley-Blackwell

14. Habermas J. (1995) Theory of communicative action. Fr. am M.: Suhrkamp.

15. Kolmakov V. (2020) Sharing economy impact on ownership transformation and regional performance. Journal of Critical Reviews. 7(5). pр. 514-518. doi:10.31838/jcr.07.05.109

16. Polyakova A. G., Loginov M. P., Strelnikov E. V., & Usova N. V. (2019) Managerial decision support algorithm based on network analysis and big data. International Journal of Civil Engineering and Technology. 10(2). pp 291-300.

17. Polyakova A., Kolmakov V., & Pokamestov I. (2020) Data-driven HR analytics in a quality management system. Quality - Access to Success. 21(176). pp. 74-80.

18. Swaminathan J. Mefferd (2017) Digital @ Scale: The Playbook You Need to Transform Your Company. New Jersey: Wiley.

Comments

No posts found

Write a review
Translate